Сендай, Аджигасава. Самостоятельная поездка в Японию летом 2014. Часть-4

5 Февраль, 2015

26 августа после 4-х дней в Осакском отеле, выехали на шинкансене обратно в Токио, затем на север в Сендай (префектура Мияги). Шинкансены ходят не реже раза в час. Мы же выбрали пересадку в столице около сорока минут, чтобы была возможность немного побродить по вокзалу и размяться.

Вообще-то, пунктом нашего назначения должна была стать префектура Аомори, но за один день туда из Осаки добраться можно только к вечеру. Тем более оказаться там в дневное время до позднего обеда (ужина, по нашему) в забронированном риокане. А питание, пожалуй, самый увлекательный аттракцион в традиционных японских отелях. Кормят, там ясное дело, тоже традиционно, что для среднестатистического гайдзина экзотично до крайности. В общем, опаздывать глупо. Поэтому ночуем в Сендае, а утром выдвигаемся дальше.

Токийский вокзал

В Токио вышли из центрального вокзала полюбоваться на здание. Я, кстати, не видел его раньше снаружи, хоть и был на станции не раз. Все пересадки по всем направлениям происходили по бесконечно длинным переходам. Подземных уровней тут никак не меньше 4-х. И еще пара-тройка надземных для шинкасенов и кольцевой ветки электрички.

В общем, бегаешь по этим эскалаторам и траволаторам и не подозреваешь, что вокзал где-то на уровне земли имеет вид красивого исторического здания постройки начала XX века.

Холл вокзала Токио
Холл вокзала Токио

Сделав для себя такое открытие, пошли садиться в следующий поезд. На этот раз это шинкансен Комачи (серия E6). Его конечная станция — Акита. Причем, до Сендая он идет одним составом с шинкансеном Хаябуса (серия E5), на котором мы потом поедем в Аомори и обратно. Рядом с этими поездами фотогарфируются и сами японцы. Во-первых от большой любви к железнодорожному транспорту, а во-вторых, как уже говорилось в первой части, поездка на шинкансене для многих японцев это немалое событие.

Фото 08.02.15, 18 39 17

 По пути следования Хаябусы пользовался специальным приложением для смартфона, в котором можно отслеживать достопримечательности, мимо которых проезаем. Идея и воплощение программы понравилась. Жаль, что только на японском языке — пришлось обходиться без чтения справочной информации.

 

Сендай

После трех часов дня, прибыли в Сендай. Погода не радовала: дождь, сильный ветер, около 20 градусов тепла. А у меня была мелкая надежда на возможность искупаться в Тихом океане. Севернее Сендая за Матсушимой есть отличный пляж около деревни Нобиру (Nobil), разведанный в прошлый раз. И было бы интересно посмотреть, как там после цунами 2011-го года.

Забронированный отель — в 5-и минутах от вокзала. Довольно недорогой — 7500 йен за двухместный номер, приличного по японским меркам размера. Стильно обставленный, с полноценной ванной комнатой. Видно, что не сезон для туристов — время летнего фестиваля прошло.

Забросив вещи, пошли гулять по центру и искать, где пообедать. В итоге зашли в первую попавшуюся бутербродную закусочную Doutor. Получилось дороговато и не очень сытно. В Сабвее лучше и дешевле (там цены примерно, как в российском).

Тут вкусно кормят

Раз уж речь зашла про еду — отличная сетевая закусочная Sukiya. Кормят рисом и различным мясом. Меню с картинками. Дешево. Вдвоем умудрились есть на 1000 йен. Это тарелка риса с мясом сверху + сырое яйцо с девайсом для отделения белка. Коробочный сок. На столах стоит графин воды со льдом — бесплатно.

Побродили по торговым галереям, укрытым сводчатыми прозрачными крышами, которые спасают от дождя. Посмотрели местные магазины сувениров, но ничего особо привлекательного для себя не нашли.

20 градусов с дождем и ветром после 30º+ кажутся суровым морозом. Так что после заката солнца опять пришлось искать кафе, греться и снова подкрепляться. Купили еды в конбини на ужин и завтрак.

По закону подлости, на следующее утро, когда надо было уезжать погода стала заметно лучше — проглядывало солнце и стало теплее. Выселились из отеля и пошли прогуляться в район вокзала. Даже с чемоданами это достаточно просто, у всех лестниц надземных и подземных переходов можно найти лифты, хотя иногда они и запрятаны в неожиданных местах, вроде магазинов и офисных зданий.

Билеты на Хаябусу до станции назначения бронировали заранее по приезду в Сендай. Несмотря на размеры станции, тут практически нет надписей на английском в кассах. Обычно там 2 очереди — в одной покупают и бронируют билеты на ближайшие поезда в этот же день, а в соседней предварительная бронь на последующие. Тут пришлось ориентироваться наугад. Служащие в самих кассах по-английски говорят везде, как я понял. Правда рисковать и бронировать билеты на мелких станциях не пробовал.

Хаябуса быстро довезла нас до Аомори. Надо сказать, что поездки на новых шинкансенах серий E5 и E6 стали гораздо быстрее и комфортнее. В 2010-м в Сендай меня вез шинкасен Max Yamabiko серии E4 с двухэтажными вагонами. Тогда в каждом туннеле достаточно сильно закладывало уши. Причем, более неприятно и резко, чем в самолете. А в такой горной стране, как Япония туннелей хватает. Так вот, на новых поездах никаких проблем с этим нет. Не исключено, что дело в высоком профиле вагонов из-за второго этажа… Ведь из-за чего-то от такой конструкции решили отказаться в новых моделях.

В Аомори пересели на поезд Resort Shirakami. Удивительно, но поезд оказался дизельным и непривычно громко шумел двигателем. Оказывается даже в Японии не все ЖД-пути электрифицированы.

Аомори

Поезд приятный, идет неторопливо и можно рассмотреть окружающий пейзаж. Поля, сады и автостоянки с автосервисами — вот такое впечатление сложилось от префектуры Аомори. Тут развито сельское хозяйство и особенно известны местные яблоки. На одной из станции изображениями сортов яблок в виде афиш ручной работы даже были украшены все колонны. Сами яблоки на деревьях оказались заботливо завёрнутыми в синий целлофан. Каждое в отдельный мешочек!

Что же касается автостоянок, то именно из Аомори аукционные праворульные автомобили попадают к нам на Дальний Восток. Тут им проводят предпродажную подготовку и грузят на паромы. Даже вокруг маленьких деревень — машины, машины. И парочка автосервисов. Парочка только тех, которые видны из окна проходящего поезда =)

Наш поезд шел прямо до места назначения, больше пересадок делать не требовалось, что сильно облегчало жизнь. По пути следования состав заезжал на тупиковую станцию, затем возвращался назад и продолжал путь.

Аджигасава

Примерно через полтора часа показалось море и пункт нашего назначения — Аджигасава. Кстати, эта линия, Gono line, и дальше следует по западному побережью Японии и, если верить путеводителям, дорога довольно живописна. При наличии времени можно по ней с пересадками добраться до Акиты, где уже ходят шинкансены до Токио. Но такой маршрут приберегли на другой раз — назад будем возвращаться опять через Аомори. Получалось быстрее.

Фильм «Васао»

Аджигасава — это маленький прибрежный городок с населением в 10000 человек. Не слишком известный населенный пункт, но несколько лет назад стал местом съемок фильма «Васао» про собаку породы Акита.

Сейчас этот киногерой стал символом города и сделал городок популярным среди японских туристов. Всего этого я не знал, бронируя номер из России. Но цены были привлекательными, а фотографии соблазнительными. Тем, что поддержка английского персоналом не была заявлена, решили пренебречь…

Suigun no Yado
Suigun no Yado

Риокан и онсен

Риокан Suigun no Yado произвел очень хорошее впечатление. На ресепшене сразу предложили чай при заполнении анкеты и непонятного вида закуску. После чего были попытки согласовать меню. С половиной блюд сразу начались сложности, особенно когда в ход пошли названия морепродуктов. Когда словарный запас обоих сторон по теме был исчерпан, нас отправили в номер.

Минут через 10 в дверь постучались. Девочка с репесшена, поняв, что ее миссия выполнена не до конца, призвала на помощь руководство. Пришедшая с ней женщина представилась женой хозяина отеля и могла связать пару слов по-английски. И, говоря, про «пару слов» я преувеличиваю не так уж сильно. Тем не менее, беседа пошла гораздо продуктивнее.

Мы рассказали откуда мы, где побывали за время поездки. Нам в свою очередь показали номер, куда убрать багаж, где взять юкаты и рассказали про онсен. Оказалось, что вода тут соленая из-за близости моря. Время обеда и подготовки футонов для сна согласовывается с посетителями — это удвиило. В риоканах попроще — просто ставят перед фактом. Вечерний обед подают прямо в номер. А завтрак проходит в столовой отеля. Онсен есть общий, а так же в нашем номере была и собственная ванна с водой из источника. В общем, роскошь окружала.

Собственный онсен

В знак благодарности подарили хозяйке открытку с видом нашего города. Увидев сливающуюся с горизонтом Каму и портовые краны вдалеке, японки твердо уверовали, что Пермь — морской город. Переубедить, что это всего лишь большая река не удалось. Нету такого в Японии.

Через некоторое время к нам снова пришла уже знакомая девушка, принеся в кастрюле десяток рыб, предложив выбрать каждому, что нам приготовить. В общем, очень ответственная и веселая девушка оказалась. Так как в первый раз не прокатило с японскими названиями, пришлось играть в рыбную лотерею по внешнему виду.

Покончив с формальностями, отправились гулять. Хотелось дойти до берега и взглянуть на море. Городок оказался очень маленьким. Местные жители машинально здороваются даже с незнакомцами. Видно, что все друг друга знают, и вежливое приветствие вошло в привычку.

У берега необычный для мелкого населенного пункта красивый белый вантовый мост. Стриженая лужайка, немного грязноватый пляж и порт вдалеке. С обратной от города стороны возвышается гора Иваки.

Когда солнце почти село, вернулись в риокан, переоделись в юкаты (чем изрядно повеселили служащих отеля) и приступили в обеду.

К нашему ужасу, принесли целых 2 жаровни с котелками каждому. В одном варился некий моллюск, вроде большой мидии, в другом бульон. Сколько нужно варить каждое блюдо объясняли на пальцах. Инструкции мы, конечно же, благополучно перепутали и задули подожжённое топливо слишком рано. По новой оно загораться отказалось. Содержимое большой раковины получилось недоваренным и напоминало резину. В супчике из второго горшка тоже что-то сварилось не до конца, но есть было можно. Приготовленная поварами рыба, которую нам приносили на выбор оказалась весьма вкусной. Сашими тоже свежи и хороши. Крайне смутила подозрительная тварь из шипастой раковины, напоминающая личинку чужого. Так и не смог заставить себя ее попробовать.

Всего блюд было явно больше десятка и часа через 2 мы сдались. Передохнув от плотного обеда, Костя отправился тестировать онсен. Мне же пришлось дальше преодолевать языковой барьер. Женщина, убиравшая со стола посуду была не прочь пообщаться — мы явно стали для местных отличным развлечением. В местах, где иностранных туристов хватает, работники японского турсервиса обычно тактично помалкивают, когда в разговоре нет нужды. Но открытые и непринужденные жители Аджигасавы веселились от души по малейшему поводу.

В первую очередь интересовались, откуда мы. По умолчанию считают американцами. Узнав, что из России — удивляются. Спрашивают, как попали в такую глушь, где были и что видели. Конечно же, интересуют впечатления от Японии. Про Россию знают, что там красиво, холодно и Путин. ВВП как раз показывали в телевизоре — посмотрели вместе. Женщина опять очень радовалась. Но, так же, очень переживала за несъеденного моллюска. Говорила, что крайне вкусная штука. Особенно переживала за костиного — тот совсем не доварился и разрезать его ножом не удалось никак. Потому остался практически нетронутым. Предлагали даже оставить его, дабы доели перед сном. Убедил, что полутора десятков блюд нам хватило, чтобы наесться, и без недоваренного деликатеса Костя переживет.

Футоны

За женщиной пришел мужик, который убрал стол в угол и расстелил футоны. После чего в освободившийся онсен отправился уже я. Вода и правда соленая. Сероводородом, как в других источниках, не пахнет. Очень круто, что в номере было деревянное крыльцо во внутреннем дворике, где можно было охладиться после горячей ванны. Вдали от крупных городов с их засветкой, ночное небо в Аджигасаве виделось не обычной темной полусферной, а представало во всей красе своей бесконечной космической сущностью. Такое небо я, городской житель, видел, наверное, только в детстве на даче, где 20 лет назад электричества не было совсем. Поздним вечером в прохладном августе короткий путь из бани проходил под такой же глубокой чернотой и такими же яркими звездами.

Полежав и поудивлявшись чрезмерной прохладе августа в Японии, слова лез в горячую воду.

Дворик у онсена

Часа через полтора водных процедур на свежем воздухе я уже решил было заняться астрофотографией и запечатлеть момент, но звезды затянуло тучами. Что ж, не судьба — придется ограничиваться письменным изложением. Кое-что, впрочем, получилось.

Звезды над Аджигасавой

Стоит ли писать, что спится после онсена прекрасно? Наш мобильный роутер тут не работал. Вайфая так же не было. Сотовые с туристической симкой подключались к сети и работали исправно, так что связь с цивилизацией теоретически была, но цивилизация в этот раз решила нас не беспокоить. В общем, полноценный деревенский отдых по-японски удался!

Возвращение в Токио

Утром быстро собрали вещи и отправились на завтрак в столовую. На этот раз блюд было чуть меньше. К тому же, тут мы были под присмотром — испортить еду во время приготовления оказалось сложнее. Наша знакомая веселая девочка так же пыталась объяснить, что именно мы едим. Иногда жестами. Кальмар ей удался особенно хорошо.

Перед отъездом посидели на дорожку в креслах с видом во внутренний двор. Этот риокан определенно произвел на нас хорошее впечатление. Забрав вещи, попрощались с персоналом. Те, не забыли уточнить, как мы собираемся уезжать и даже предлагали обеспечить машину до станции. Это при том, что она находилась с обратной стороны, отеля и идти нужно 5 минут. Попрощались, подарили девочке, которая с нами больше всего мучилась, сувенир на память, не забыв поблагодарить, и покатили чемоданы.

Расписание экспресса, на котором мы ехали вперед, сейчас нам не подходило. Из Аджигасавы выехали на коротком, всего в 2 вагона, старом дизельном поезде линии Gono. Больше всего поразило, что даже на эти два вагона был туалет. Поезд идет медленно, собирая пассажиров на каждой, даже самой маленькой станции.

Gono Line
Gono Line

Затем была пересадка на линию Ou и путь до Аомори. Места в Хаябусе до Токио забронированы. Уже готовый к посадке, понимаю, что чего-то не хватает… Не хотелось в это верить, но рюкзак с фототехникой уехал на верхней полке электрички Ou Line. Оставив чемодан Косте, бегом вернулся к турникетам линии шинкансенов и по-английски объясняю ситуацию служащим — те отправляют к работникам локальных линий. Нахожу их, пытаюсь объясниться, но английский не прокатывает. Правда, суть проблемы они все-таки поняли с пятой попытки. Дальше пришлось вспоминать японские слова. Сказал, что это большой рюкзак черный с красным, внутри камера. Показал на телефоне сохраненный скрин из гипердии со временем прибытия поезда и названием линии. Дальше они пытались выяснить номер вагона, но этого я вспомнить никак не мог — садился и выходил совершенно машинально. Рюкзак во время переездов обычно был надет сверху на ручку чемодана и ездил на нем. Но такая конструкция получалась неустойчивой и чтобы не ловить её, в этот раз я закинул ценный багаж наверх… Имея время прибытия на станцию, служашие быстро выяснили номер состава. На мое счастье, он не ушел в депо и возвращался в обратном направлении. Вдвоем со станционным мужиком добежали до перрона, он переговорил с машинистом, пока я пробежал по всей электричке. Рюкзак лежал самом последнем вагоне, где надежда уже почти иссякла. После этого меня попросили удостовериться, что камера на месте — только тогда дали знак машинисту. Так глупый гайдзин задержал пунктуальную японскую электричку на пару десятков секунд… Искренне благодарил за помощь жд-работников и, уже про себя, сознательных японцев, не покусившихся на мой багаж.

Турникеты станции шинкансенов в Аомори

На Хаябусу, конечно, опоздали. Но тут же перебронировали места на следующую — ходят они каждый час. Пока ждал в очередь на кассу, стоящая впереди женщина завела беседу про мой рост. Пытаясь отойти от пережитих ранее эмоций, все числительные позабыл. Впрочем, она быстро угадала на глаз — осталось только с улыбкой подвердить. Очередной довод в пользу того, что народ в провинции более общителен. Причем, если обычно японцы разговор с иностранцем начинают по-английски, то местных жителей никакие барьеры не смущали — все общались, как умели. И нельзя сказать, что с ними не получалось добиться взаимопонимания, даже если каждый общался на своем языке.

Аомори

Мы получали огромное удовольствие, побывав в таком приятном месте, увидели северную провинцию Японии, познакомились с местными жителями, так не похожими на токийцев или кансайцев. А отдых на горячих источниках просто открывает второе дыхание для нашего не очень пассивного отдыха — впереди был еще Токио.

Хаябуса довезла нас до столичной префектуры, где нам оставалось провести последние 6 дней отпуска. Об этом в следующей части.

Стрекоза
Стрекоза